SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
Форма входа

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
Поиск
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Подавляющее большинство психотерапевтов выделяют всего три формы неврозов: неврастения, истерия и невроз нарязчивых состояний.

Неврастения

Неврастения (астенический невроз) — это невроз хронической усталости центральной нервной системы, постоянно испытывающей перегрузки. Возникает неврастения в тех случаях, когда к ребенку предъявляют требования, которые он не в силах выполнить, по воспитан так, что старается вовсю. Для родителей таких детей характерна повышенная амбициозность. Они не считаются с потребностями ребенка в отдыхе, игре, общении со сверстниками, считая их второстепенными и не достойными внимания. Движимые тревогой за будущее своих детей, мечтая о том, чтобы они заняли высокую ступеньку на социальной лестнице, родители, не учитывая их способностей и возрастных особенностей, чрезмерно нагружают ребенка различными «развивающими играми», занятиями иностранными языками, музыкой, рисованием, спортом и т. д. Если способности ребенка позволяют, он посещает эти занятия, а к тому же еще успевает пообщаться с друзьями, погулять, поиграть в игры, которые родители считают «бесполезными». В этом случае невроз не разовьется. В противном случае заболевание неизбежно.

Часто астенический невроз проявляется у детей в ситуации, когда жизнь резко меняется и предъявляет новые требования. Нередко это может быть поступление в детский сад или в школу.

Ребенок, живущий в окружении любящих, принимающих, хотя и тревожных близких людей, готовится идти в детский сад. Он слышит постоянные разговоры об этом, с ним проводят беседы, призывая вести себя примерно, слушаться воспитательницу, не конфликтовать с детьми. После подобной подготовки ребенок идет в детский сад, стараясь все время контролировать себя, соответствовать предъявляемым к нему высоким требования. Здесь он впервые остается один — без мамы, бабушки, папы, сам вынужден принимать решения. Он впервые может столкнуться с тем, что у него отнимут игрушку, даже стукнут. Если ему не повезет, то жесткие, нечуткие, авторитарные воспитательницы и нянечки не только не помогут его адаптации в новых условиях, но и замедлят ее. Ребенок всерьез может принять угрозы вылить недоеденный суп ему на голову или зашить ниткой веки на время тихого часа.

От постоянного сверхконтроля нервная система ребенка перенапрягается. К вечеру он очень устает, становится плаксив, капризен, жалуется на головную боль, у него могут появиться мигательные тики. Вечером он долго не может заснуть, ночью его мучают кошмары, утром он выясняет, что описался, так как не почувствовал в глубоком сне позывов к мочеиспусканию.

То же самое может произойти с ребенком, поступившим в школу. Родители внушили ему, что учиться он должен только на «отлично». Хорошо, если его психофизиологические данные позволяют ему достичь таких успехов. Л если нет? Такой ребенок, возвращаясь домой из школы, сразу же садится за приготовление домашнего задания. Он начинает старательно писать упражнение, предвкушая, что учительница поставит ему пятерку, похвалит перед всем классом, а мама и папа будут гордиться сыном. Он очень старается, но внимание постепенно истощается, и в последнем слове ребенок пропускает букву. Другой, не склонный давать неврастенические реакции ребенок на его месте отнесся бы к описке спокойно, дописал бы букву сверху и получил бы не пятерку, а четверку, особенно не переживая по этому поводу. Не так поведет себя наш герой. Он очень огорчится, поплачет, вырвет страницу, вставит новую и начнет все сначала. В итоге весь вечер он работает, но все равно часто не успевает сделать все, не успевает отдохнуть, а иногда отправляется спать с недоделанными до конца уроками. Бедняга долго не может заснуть, а когда часа в два ночи забывается тяжелым сном, его мучают кошмары: учительница вызывает к доске, а уроки не сделаны, и весь класс дружно смеется над ним. Утром его трудно разбудить, у него болит голова, настроение плохое, внимание неустойчиво. А в школе ночной кошмар повторяется наяву... Он идет домой из школы и думает о том, что нужно больше работать! Нужно переписать как следует вчерашнее упражнение, отлично сделать задание на завтра, и тогда... А ведь ему еще предстоят дополнительные занятия музыкой и английским языком, на которых тоже надо быть на высоте.

Никакими таблетками, гипнозом, физиотерапией неврастению не вылечить, если не снизить уровень притязаний больного и к больному ребенку, не изменить ситуацию.

Для многих родителей отличная учеба детей имеет совершенно особую ценность. Я предлагаю им вспомнить круглых отличников из своего класса. Во многом ли их профессиональная и личная жизнь сложилась успешнее, чем у одноклассников, имеющих среднюю успеваемость? Некоторые родители заявляют о своем ребенке: «Он может! Вот я отругаю его, потом сижу с ним, и отлично работает, а как только отойду...» Да, такой ребенок под воздействием дополнительной стимуляции действительно может на короткое время собраться и под грузом вины и под страхом наказания показать отличный результат. Но он не может работать в таком же ритме все время! Нельзя 1000 метров бежать со скоростью, которую развил на 100-метровой дистанции.

Профилактика неврастении — уважение ребенка, признание его прав на отдых, организацию досуга, а также понимание его возможностей, организация оптимального, а не изнуряющего ритма работы.

Истерический невроз

Истерическим неврозом часто заболевают дети, являющиеся «кумиром семьи». Их любят и балуют. Любые их желания выполняются. Каково же бывает их недоумение и возмущение, когда с них начинают что-то требовать или в чем-то им отказывают.

Наверное, многим довелось наблюдать типичную истерическую реакцию где-нибудь в магазине. Ребенок, которому мать отказалась купить игрушку, начинает орать, размахивает руками и ногами, бросается на пол. Испуганная мать испытывает неловкость перед окружающими, однако никакие уговоры на ребенка не действуют. Тогда мать покупает игрушку, а удовлетворенный ребенок мгновенно успокаивается. Таким образом, мать дает ребенку понять, как он может добиться своего при помощи истерических реакций. Он теперь знает: чтобы сделали так, как он хочет, нужно орать. Он чувствует себя сильнее матери, так как может манипулировать ею. Попав в детский сад или в школу, такой ребенок сталкивается с людьми, которыми манипулировать сложнее, чем домашними. Они совсем не готовы восхищаться им и выполнять все его капризы. Да и печем особенно восхищаться: он не умеет и не любит работать, не способен преодолевать трудности. Такие дети, как правило, выполняют задания не лучше, а даже хуже сверстников. При этом очень страдает их самолюбие. Понятно, что в детский сад или в школу ходить им не хочется. У таких детей может развиться выгодная им, но пугающая родителей симптоматика, позволяющая избегать неприятных ситуаций.

Ни в коем случае не следует путать симуляцию и истерическую симптоматику. Истерик — не симулянт! Симптоматика развивается у него без включения сознания. Он ничего не придумывает, а действительно страдает. Перечислять истерическую симптоматику бесполезно, ее разнообразие поражает. Это могут быть параличи, судорожные приступы, слепота, глухота, тики, заикание, всевозможные боли, тошнота и рвота, недержание мочи и кала... Перечень можно продолжать без конца. Объединяет эти разнообразные симптомы лишь то, что они выгодны больному и помогают решать некие проблемы, не делать того, чего не хочется. Единственная возможность справиться с истерической симптоматикой — сделать ее невыгодной.

Невроз навязчивых состояний

Невроз навязчивых состояний связан, прежде всего, с повышенной тревожностью детей. Уровень тревоги у них высок всегда, но возрастает в ситуациях, предвидеть исход которых сложно. Часто такой невроз развивается у детей, воспитание которых носит противоречивый характер. За один и тот же поступок он может получить наказание или поощрение — в зависимости от настроения взрослого. Когда у мамы хорошее настроение, она, придя с работы, говорит: «Давай-ка быстренько уберем игрушки и пойдем погуляем, мороженое поедим!» Если же настроение у нее плохое, она с порога набрасывается на ребенка: «Я устала как собака, у тебя тут все разбросано!» Ребенку трудно выработать стереотипы поведения. Он не может понять, что одобряют, а что нет значимые взрослые. То же происходит в семьях, в которых бабушка безмерно балует ребенка, отец пытается жесткими мерами «воспитать настоящего мужчину», а мать заботится о «гармоничном развитии личности», таская ребенка по кружкам.

Непредсказуемость ситуации — вот частая причина тревоги. Попытки предугадать, что ожидает, заставляет верить в приметы, придумывать собственные («Если первая машина, которая проедет мимо, будет светлой, мама не будет сегодня ругаться, а если темной...»). Повышенная тревог» у детей часто бывает в семьях, имеющих тайну. Например, родители находятся в процессе развода, но скрывают это от ребенка, поддерживая между собой вполне корректные отношения, или ребенку не говорят о серьезности болезни кого-нибудь из близких. В любом случае ребенок чувствует гнетущую атмосферу в семье, как правило, понимает, что ему чего-то не говорят, тревожится за будущее благополучие семьи и свое собственное.

Навязчивости могут проявляться в эмоциональной сфере (навязчивые страхи), в сфере мышления и в сфере движений (навязчивые ритуалы). Возможны различные сочетания проявлений иавязчивостей в разных сферах. Объединяет все навязчивости критическое отношение больного к ним, непонимание их психологического смысла, его тщетные попытки с ними справиться. Понимая необоснованность страхов, глупость навязчивых мыслей, нелепость ритуалов, больной борется с ними, но чем интенсивнее борьба, тем сильнее тревога, тем более выражены их проявления.

Чтобы справиться с тревогой, ребенок — часто на бессознательном уровне — формирует ритуалы, смысла которых не понимает сам и не может объяснить взрослым. Психотерапевт может помочь понять их.

Ритуалы могут быть связаны с агрессией, направленной на себя. К ним относятся: грызение ногтей, покручивание и выдергивание волос, обдирание заусениц, расцарапывание и расчесывание кожи, покусывания губ, легкие и не очень удары, наносимые себе и тому подобные действия. Таким образом ребенок как бы заранее наказывает себя. Он бессознательно надеется, что после этого судьба будет более милостива, все закончится благополучно.

Другие ритуалы можно связать с попытками больных противостоять тревоге, демонстрируя свою силу. Дети бессознательно пытаются отпугнуть опасность, побороть ее. К таким ритуалам относятся навязчивые сплевывания, отмахивания, подергивания головой, постукивания по предметам и т. п.

Следующую группу ритуалов объединяют попытки больного вытеснить тревогу, вызывая у себя приятные эмоции. К ним относятся навязчивые облизывание губ, сосание языка, ковыряние в носу, поглаживание себя, иногда эрогенных зон, и другие действия.

Иногда ритуалы представляют собой действия, когда-то позволившие больному справиться с трудной ситуацией, приведшие его к успеху. Их отличает большое разнообразие и, как правило, алогичность. Например, один наш пациент во время школьных соревнований по бегу споткнулся, но первым достиг финиша. С этих пор он неосознанно спотыкается не только во время спортивных соревнований, но и, например, когда идет на экзамен, когда поздно возвращается домой и гадает: «Будут ругать или нет?»

Нередко именно ритуалы помогают больным справиться с навязчивыми идеями или страхами. Навязчивые страхи очень разнообразны. А. И. Захаров (1998) считает, что некоторые из них (страх темноты, страх одиночества, страх замкнутого пространства) могут быть связаны с тревогой, испытанной ребенком еще в период внутриутробного развития и в процессе родов.

Навязчивые идеи также разнообразны. Они могут быть достаточно безобидны (навязчивая попштка вспомнить чье-то имя, навязчивая мелодия), а могут вызывать очень сильные переживания, отрицательные эмоции. У детей и особенно подростков часто бывают так называемые хульные мысли, как правило, сексуального содержания (навязчивое желание ругаться матом, представлять своих родителей во время полового акта и т. п.).

Справиться с проявлениями невроза навязчивых состояний можно, только выявив причину тревоги и по возможности устранив ее. Борьба с симптомом без понимания его происхождения и сути редко приводит к положительному результату, а иногда ухудшает состояние пациента. Например, когда мать постоянно одергивает ребенка, грызущего ногти, тревога у него возрастает, самооценка снижается. Шансов справиться с «вредной привычкой» при таком подходе почти нет. Вот почему многие навязчивые симптомы не проходят годами.

Невротические расстройства, связанные с сексуальностью

Поскольку в происхождении невротических расстройств у детей и подростков часто большую роль играют особенности их сексуального развития, опасения, связанные с этой сферой человеческих взаимоотношений, следует сказать несколько слов и об этом. Тем более, что последнее время в России отмечается либерализация сексуальной морали. В результате этого все реже встречается негативное отношение к проявлениям детской сексуальности, что имеет как положительные, так и отрицательные моменты.

С одной стороны, преодолены устоявшееся неверное представление об отсутствии полового влечения у детей допубертатного возраста и оценка любых его проявлений как патологических. В наше время все реже встречается онанофобия. Приведенный в 1984 году Д. Н. Исаевым в качестве одного из проявлений «патологичное подростковой мастурбации» признак «большой частоты» (чаще одного раза в 10-60 дней) нуждается в пересмотре.

С другой стороны, многих родителей теперь совершенно не беспокоят даже такие сексуальные проявления, интенсивность и качественное своеобразие которых свидетельствуют о нарушениях здоровья детей.

На приеме детского психотерапевта все чаще появляются пациенты с невротическими расстройствами, в структуру которых входят сексуальные проявления. К ним относятся упорные стремления к мастурбации, к подглядыванию за переодеванием, физиологическими отправлениями лиц противоположного пола, к организации сексуальных игр со сверстниками, квалифицируемые нами как проявления гиперсексуальности. Они отличаются от встречающихся в норме у детей подобных эпизодических явлений тем, что носят постоянный, часто навязчивый характер и приводят к нарушению психологической и социальной адаптации. 3. Фрейд (S. Freud) считает, что у таких детей затруднено формирование тех «душевных сил», которые возводят «плотины на пути сексуального влечения и сужают его направление», то есть у них возникают трудности при формировании чувства стыда, эстетических и моральных установок.

Одной из причин развития детской гиперсексуальности, отмечаемой нами в структуре невротических нарушений у детей, является недостаточное внимание к ним со стороны взрослых, социально-бытовая запущенность. Это подтверждается наблюдениями за детьми, которые воспитываются в детских домах и испытывают дефицит впечатлений и положительных эмоций. Нередко это встречается и в семьях, в которых детям уделяют мало внимания.

Зачастую детская гиперсексуальность провоцируется сексуально неудовлетворенными родителями. Это может происходить в неполной семье, в которой одинокий родитель не в силах разрешить свои сексуальные проблемы, а также в семьях с дисгармонией супружеских отношений. В подобных ситуациях нередко формируются неосознаваемые отношения с детьми противоположного пола, носящие скрытый сексуальный характер. Нами отмечались следующие их проявления.

• Излишне подробные, не соответствующие запросам ребенка половое воспитание и просвещение (рассказы о строении половых органов, их функционировании, о половом акте и пр.).

• Одностороннее нарушение телесных границ ребенка: требование не стыдиться наготы, порицание и даже наказания за это; мытье детей старше пяти лет родителями противоположного пола, их участие в инструктаже и проведении процедур личной гигиены; телесные наказания, особенно за проявления сексуальности.

• Двухстороннее нарушение телесных границ включает все перечисленное во втором пункте, а также провокационные действия родителей в виде обнажения перед ребенком противоположного пола, совместные купания, излишне нежные ласки, объятия, поцелуи, борьба, совместное пребывание в одной постели в ночное время.

• Специфически направленное беспокойство родителей в отношении незначительных или вообще отсутствующих у детей противоположного пола заболеваний половых органов (постоянные расспросы по поводу мочеиспускания, осмотры, ощупывание половых органов, проведение «лечебных» мероприятий: ванночек, спринцеваний, обработка половых органов мазями и т. п.).

Подобные отношения с родителями часто вызывают у детей противоречивые чувства: удовольствие сексуального характера, ощущение значительности и обладания властью в семье, с одной стороны, и сексуальный дискомфорт, чувство вины — с другой.

Часто встречаются сочетания перечисленных проявлений скрытых сексуальных отношений. Как правило, в качестве психологической защиты используется рационализация: свое поведение родители объясняют твердой уверенностью, что не воспринимают собственных детей как представителей противоположного пола, и не верят в то, что могут представлять для своих детей сексуальный интерес.

Многочисленные случаи косвенной коррекции детской сексуальности путем решения сексуальных проблем родителей подтверждают правомочность подобных взглядов на детскую гиперсексуальность.

<<<Назад



SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!